КУДО в единоборствах – это нечто вроде брутального внедорожника для успешных людей.

Врач сборной России по Кудо Дмитрий Андреев рассказал, почему кудоисты успешны в MMA, назвал причину, по которой с бойцами работать проще, чем с остальными спортсменами, а также порассуждал о подготовке сборной России к предстоящему чемпионату мира по Кудо в Токио.

 

- Расскажите, как вы попали в Кудо?

 

- Мое попадание в Кудо – это чистая случайность. Мне тогда было уже 26-27 лет, я захотел начать заниматься как-нибудь видом единоборств. Изначально рассматривал дзюдо, айкидо. Просто взял газету «Из рук в руки», стал искать там секции айкидо около своего дома. Однако график занятий был неподходящим. В той же самой газете я увидел, что в легкоатлетическом дворце ЦСКА есть секция Кудо. Ее вел Владимир Томилов. В 70-е годы он был главным тренером сборной СССР по карате.

 

После первых трех недель в Кудо мне сломали нос в четырех местах, так как в тот момент экипировки и шлемов было недостаточно, а я пришел абсолютно не подготовленным (до этого я занимался только плаванием). Кроме того, я попал на парня, который раньше занимался тайским боксом.

 

- Кто в дальнейшем был вашим сэнсэем?

 

- Моими сэнсэями в Кудо были Владимир Ильич Зорин и Анатолий Филиппов.

 

- Параллельно с карьерой спортсмена вы также стали работать в качестве врача сборной России по Кудо.

 

- Хочу оговориться: для Федерации Кудо России я скорее медицинский консультант, ведь врач команды — это все-таки человек, который всегда и везде с командой, у которого есть определенные ежедневные обязанности.

 

Что касается фармподдержки, то я довольно активно  начал заниматься ей еще в своем клубе. Потом Анатолий Филиппов познакомил меня с президентом Федерации Кудо России Романом Михайловичем Анашкиным, и мы начали более плотное сотрудничество в этой области. Это было за год до чемпионата мира по Кудо-2009. Вероятно, фармрограммы, которые я писал Алексею Миняйло, Тимуру Петрушевскому и другим ребятам, хорошо  совпали с  пиком их формы, они почувствовали определенные плоды в том числе и моей работы. Эти же наработки мы решили попробовать и в сборной.

 

Дело в том, что с 2000 года я работал с марафонцами сборной России по плаванию, поэтому к тому времени у меня уже был определенный опыт.

 

- Мы знаем про Кудо, но вы также упомянули плавание. Как вы попали в этот вид спорта?

 

- Я профессионально занимался плаванием, учился в спортшколе, стал мастером спорта. Уже на 5-6 курсе медицинского института меня привлекали к консультациям по функциональному тестированию. В основном я тогда работал со СДЮШОР ЦСКА, так как все тренеры меня там знали.

 

- Что входило в ваши обязанности?

 

- В ЦСКА  создали экспериментальную   команду мастеров, где мне предложили заниматься тестированием спортсменов во время  тренировочного процесса и составлять для них индивидуальные фармпрограммы. Как раз там  были адаптированы первые блоки  фармподдержки. Именно это помогло мне заложить базу для понимания всего происходящего. Тогда я думал, что фармакология определяет все или почти все. За год мы сделали шесть мастеров спорта из молодых ребят лет 14-15 и двух МСМК по 17 лет.

 

- Насколько нам известно, вы успели также поработать и в футболе…

 

- Да, около года я работал в футбольном клубе ЦСКА в качестве врача основного состава. Это совершенно другая работа. Я получил много полезной информации, но врач спортивного игрового клуба – это слишком специфическая область. Зачастую она за гранью медицины, слишком много политики.

 

Правда, благодаря этому я смог познакомиться с ведущими спортивными травматологами США и Европы. В частности, видел, как осуществляют восстановление после травм в ФК «Барселона», познакомился с их физиотерапевтом. Отмечу, что сам процесс у них крайне рационален. Есть много специальных упражнений, например, на проприоцептивной  платформе, которую мы также активно применяем в Кудо. Они также используют велосипеды, упражнения с резиной и даже  скейтом. Опыт показывает, что не все, то что сложно устроено, лучше. Хорошего физиотерапевта и массажиста ни один прибор не сможет заменить.

 

- Работать с бойцами сложнее, чем с другими спортсменами? Какой нужен подход к тем, кто занимается единоборствами?

 

- Проще всего работать с бойцами. Если есть доверие между спортсменом, врачом и тренером – то это самая благодатная работа. Все бойцы очень сильно мотивированы. С кем бы я не общался, даже начинающий боец настроен только на победу. Нет тех, кто хочет просто «отбегаться». Такие люди не приходят в контактные единоборства, это просто бессмысленно. Поэтому вопрос о невыполнении рекомендаций в данном случае не стоит.

 

Тут скорее есть такое, что некоторые слишком усердствуют в плане фармакологии и тренировок определенной направленности. Но это крайняя форма прилежности.

 

- А если говорить именно про кудоистов?

 

- С кудоистами мне немного проще. Я все-таки понимаю специфику, много лет тренируюсь, заработал I дан.

 

В Кудо нелегко получить черный пояс. Это один из немногих видов, где дан-тест крайне сложный. Скорее всего, он станет еще сложнее. Там нужно выходить и побеждать, присутствует разумная форма агрессии. Нужно пройти через тяжелые тренировки, некоторым даже через травмы.

 

- Чем, на ваш взгляд, отличается Кудо от других видов единоборств?

 

- Кудо – это единоборство практически без ограничений, своего рода бои без правил, при этом почти не травматичный по сравнению с ММА. Шлем с пластиковым забралом в Кудо позволяет спортсменам сохранять презентабельный вид. Те, кто в обычной жизни постоянно работают с людьми,  должны выглядеть хорошо.

 

Следующий важный момент — это этикет, отношение к сэнсэю, одежде, уважение к стилю, пояса – все это осталось в Кудо. Дисциплина, но не в экстремальном, а в нормальном виде, присутствует в залах. Это важно.

 

Кудо в единоборствах – это нечто вроде  брутального внедорожника для успешных людей, ведущих активный образ жизни. Он надежный, мощный, относительно быстрый и, главное, безопасный, но предназначен для определенной категории людей.

 

- Кудо называют одним из наименее травмоопасных видов единоборств. Правда ли это?

 

- Нельзя считать Кудо наименее травмоопасным видом  единоборств. Кудо можно считать наименее травмоопасным видом среди контактных единоборств. Есть единоборства, в которых контакт ограничен. Понятно, что если он ограничен, то и количество травм будет меньше.

 

Большинство травм вообще никаким образом не связано непосредственно с занятием Кудо. То есть все гематомы, ушибы – это все ерунда. Такие серьезные травмы, как разрыв передней крестообразной связки, травмы менисков, травмы кисти, обусловлены не спаррингами: они на соревнованиях происходят редко.

 

Если посмотреть статистику по соревнованиям (взять, например, чемпионат России или чемпионат Москвы, либо федеральные соревнования) за последние 5-7 лет, то количество больших травм просто ничтожно по сравнению с тем, что происходит в других единоборствах. Основные травмы происходят в том числе в результате неправильного тренировочного процесса, это тоже вносит большой вклад. Но это не вина тренеров, ведь в большинстве случаев люди просто не знают, какие есть тренировочные зоны, как вообще лучше организовать весь процесс. Очень часто виноваты сами спортсмены. Потому что если у человека была какая-то мелкая травма, а он не надевает «саппорт», либо снимает его раньше времени, то рискует получить серьезный рецидив.

 

Но самое главное, на мой взгляд, это совершенно неадекватная функциональная подготовка. Упражнения, которые пришли из классических спортивных единоборств (таких как бокс, борьба, дзюдо) со становой тягой, с выпрыгиванием и так далее – вот, что приводит к травмам спины и коленей. Спортсмены, имеющие за спиной багаж этих олимпийских единоборств, приходят в Кудо уже с травмами. А большинство порванных крестов, менисков, коллатеральных связок и, кстати, травмированные кисти тоже – это неадекватная прикладная работа.

 

Большинство занимающихся спортсменов в Кудо имеют, как правило, основную работу, не связанную со спортом. Люди тренируются три раза в неделю, приходят на тренировку после рабочего дня, кто-то постоянно недосыпает, нормально не питается — это все накапливается и происходит то, о чем я говорил в самом начале – совершенно нерациональный режим отдыха и тренировок. На мой взгляд, это одна из самых частых причин травматизма.  Здесь фармакология может немного помочь в ускорении восстановления на самой тренировке и сразу после нее, но никоим образом его не заменить. Если человек хронически недосыпает, то сто процентов это закончится чем-то печальным.

 

- Вы сказали, что очень часто спортсмены не обращают внимания на травмы. А бывали случаи, что спортсмены ради участия в соревнованиях пытались скрыть от вас травмы?

 

- Проблема скорее в хронических травмах: когда человек получает травму и продолжает тренироваться в том же объеме, не  меняя тренировочный процесс. Например, травмировал голеностоп и продолжает нагружать ноги. В Кудо полёт фантазии безграничен: травмировал ты ногу – занимайся руками или функциональной подготовкой. В конце концов, можно бороться в партере. Если есть проблемы в каких-то определенных позициях в партере, можно либо в маунте, либо из гарда, то есть опций много.

 

Есть законы физиологии, их невозможно обмануть. Если положено при определенном повреждении ограничение нагрузки от двух до четырех недель, то бессмысленно раньше нагружаться, потому что это усугубит травму и в итоге это все вылезет. Так, собственно, и происходит.

 

- Определить заранее, на что спортсмену стоит сделать акцент – невозможно?

 

- За последние два года на базе кардиологического отделения ФМБЦ ФМБА России, где я в настоящее время работаю врачом-кардиологом, была разработана методика функционального тестирования спортсменов  с использованием  велоэргометра и ЭХОКГ. Это очень тонкое тестирование, позволяющее выявлять определенную несинхронность работы различных отделов сердца, которая потом может сказаться на  тренировочном процессе. Собственно, понимание этого  помогает серьезным образом выиграть время или смодифицировать то, что уже есть. Пока методика действует на 100 процентов. Она уже была опробована на спортсменах олимпийских сборных, в том числе при подготовке к Олимпиаде в Сочи. Похожую программу мы вместе с Федерацией применяем и в Кудо.

 

- Перейдем к теме грядущего чемпионата мира по Кудо. Ваше мнение, как человека, знающего ситуацию изнутри, относительно перспектив сборной России?

 

- Как человек ответственный, я не могу давать прогнозов в данном случае. Если говорить о функциональном состоянии сборной на данный момент, то тут вопросов по первым двум номерам в каждой категории вообще нет. Мы провели тестирование, и даже сейчас, если говорить по функционалу, любой из них может выйти и хоть завтра отбиться. К моменту соревнований, безусловно, они будут в лучшей форме.

 

У сборников базовый уровень по функционалу очень высокий. Не может быть такой ситуации, что человеку не хватит сил и скорости, чтобы отбить свое одно-второе добавочное время. Посмотрите на Алексея Харитонова, на Адама Халиева, на Эдгара Коляна. С Русланом Келехсаевым немножко посложнее, он травмировал ногу, но даже при том, что он неделю ничего не делал, к нему вопросов по функционалу нет никаких. В этом плане я спокоен. Травмы могут несколько ограничить технический арсенал, но от этого никто не застрахован. А говорить о перспективах в плане медалей в единоборствах вообще очень сложно.

 

- Вы же работали и на прошлом чемпионате мира?

 

- Я работал на чемпионате мира-2009, Кубке Мира-2011 и буду со сборной на грядущем ЧМ. То есть многих спортсменов я тестирую не по первому разу.

 

- Есть отличия в подготовке спортсменов тогда и сейчас? Возможно, вы внедряете что-то новое или меняете подход?

 

- Есть костяк сборной. 270+ — Николай Вингерт. 270 – Юрий Панов, он как был, так и есть. 260 — Алексей Харитонов и Адам Халиев. 230 — Эдгар Колян  тоже как был, так и остался. Мы уже понимаем, на что нам стоит сделать акцент в их подготовке. В любом случае перед крупными соревнованиями проводятся сборы. Тренировочные этапы всем прекрасно известны, а уже на самих сборах это отшлифуется.

 

Спортсмены с Дальнего Востока тоже очень хороши, и тестирование это показало. Но они, как правило, готовятся отдельно из-за значительной удаленности региона.

 

- Допустим, человек, прочитавший ваше интервью, захочет начать свой путь в Кудо. Можете ли вы дать какие-нибудь советы тем, кто пока еще не имеет никакого представления о том, что нужно делать?

 

- Давать какие-либо советы людям, не имеющим специальной подготовки, бессмысленно. Я думаю, что в том же Кудо до зеленого пояса какие-либо действия совершать со спортсменами бесполезно. В этом плане я придерживаюсь жесткой позиции: пока у спортсмена нет техники, с ним вообще бесполезно о чем-либо говорить.

 

Нормальный начальный навык – это три года. Не важно, можно хоть год тренироваться каждый день, а потом не делать этого месяц, и навык уйдет. А если делать три раза в неделю три года – то это уже стойкий навык. Так устроена наша центральная нервная система. Без техники нет никакого функционала, ведь новичок очень нерационально расходует свои силы.

 

- Что бы вы изменили в текущей подготовке кудоистов?

 

- Я бы хотел подтвердить мнение, что в современном Кудо нужно намного больше времени уделять стандартной технике. Японцы считают, что пока боец не осуществил тысячи осознанных повторений,  у него ничего не может быть. Это факт. Нужно ужесточать требования, просто брать и оттачивать основные элементы.

 

- То есть проблема, на ваш взгляд, в технике?

 

- Если мы не будем как адепты данного вида единоборств шлифовать свою технику, то в дальнейшем это чревато проблемами. Вряд ли в будущем количество занимающихся Кудо кардинально изменится, потому что, например, заниматься только MMAбольшинство здравомыслящих людей после 30 не начнут, да и детей сразу в микстфайт никто не поведет, ведь  это сопряжено с очень большим количеством травм. Только на высоком уровне, когда уже есть техника защиты, этого можно избежать.

 

- Вы упомянули ММА. Что вы думаете по поводу  ММА и Кудо?

 

- Кудоисты вполне успешны в MMA. У них адаптирована техника. Однако в Кудо  есть шлемы, а  когда есть «нео-гард», джеб в полной мере не работает. Во-первых, это уже другое расстояние, во-вторых, нет смысла бить его сильно.

 

Роман Михайлович Анашкин, например, говорит, что нужно бить вглубь, тогда это работает. Можно посмотреть на технику его ученика Юрия Панова. Он бьет действительно вглубь, а о его достижениях мы все прекрасно знаем.

 

- Что в будущем ждет спортивную медицину? Каковы ваши планы в этой сфере?

 

- Сейчас в спортивной медицине есть три направления: функционал, химия и биомеханика.

 

Что касается функционального тестирования, для меня вполне очевидно, что все определяет сердечно-сосудистая система. Я так говорю не потому, что я кардиолог. 90% всего функционала держится на сердечно-сосудистой системе. Если не работает насос, то заниматься всем остальным бесполезно. Если в машине не работает двигатель, то можно и ходовую сделать, и покрасить, но ехать она не будет.

 

В биохимии, думаю, никакого прорыва также не произойдет. В фармакологии все, что действительно эффективно, запрещено. А то, что эффективно и не запрещено, основывается на физиологии. То есть это то, что мы и так используем.

 

 

Думаю, дальше я буду более предметно заниматься изучением биомеханики как таковой и биомеханики в спорте.

Комментарии
Для обсуждения новости зайдите на сайт.
Андрей Назаров

Большое спасибо за очень интересное интервью!Желаю коллеге Дмитрию больших успехов на спортивном и профессиональном поприще!Ос!

Закрыть
Закрыть